Утро воскресения.

Нет, нет, нет!
Не воскресения!!!
Просто -  воскресное утро сентября... а то подумаете невесть что!


Короче!
Если ранним воскресным утром, на негроидный кусочек бородинского покласть янтарный кусочек сыра и



всю эту эротичную конструкцию сунуть минут на пять в микроволновку...
И незаметно для процесса последить через окошко - не пригорел ли сыр!
А то, знаете-ли, сыры, они всякие бывают.
Капризные.
Да.
Короче получается примерно так.




Мне нравится.

p.s. Моя хохляцкая родня внезапно собралась со мной пообщаться, первый раз за последние четыре года, и на прошлой неделе подогнала мне флакон с неким жидким субстратом красновато-коричневого цвета.
Почему-то крымского изготовления.
Это намёк?
Оказалось, что внутри совсем не мышьяк, не стрихнин и даже не цианид, а очень даже живительная влага.
Если её накапать в газированную минералку...
Нямка!

17.09

Ну, вот.
Ещё на год я дальше от своего первого младенческого вскрика.
И на год ближе к последнему старческому вздоху.
Неизбежность процесса угнетает.
За окном моросит мелким, серым и унылым.
Дождь.
Неужели это осень?

И начинать поздравлять себя с тем, что произошло very многа лет назад... и, тем более, принимать тоже самое от окружающей среды, как то странно...
Нет, если так принято, то конечно.
Я, вот он, весь такой, в полной боевой готовности!!!



(Наконец-то на фотачке я выгляжу на все свои, отжатые у Времени!)

Горе-фотограф тут указал мне, что кагор и солёный огурец есть сущности несочетаемые в сущности, но, вздрогнем - и поглядим!
Нельзя бояться эксперимента.


И Вам - здоровья!!!
И мне - не хворать!
До следующего раза...


Прозит!!!

Спокойного сна!

Вчера дежурил.
В полночь обошёл оборудование.
Всё равнодушное железо умиротворяюще гудит, правильно жужжит и усыпляюще вибрирует.
Можно было придавить часа на два, но чёта ни в одном глазу... странное ощущение неотвязное и холодок  в душе, как будто что-то случится.
Произойдёт.
Пялился, пялился в потолок пару часов, тупо, и почему-то приплелось видение давно ушедших дней.
Смутное время.
Грёбанная перестройка.
Коммунисты дербанят страну в клочья.
Дедушка мой Василий Маркович посоветовал усмехнувшись - До Бога высоко, до царя далеко - приспосабливайся!
   Короче, после распада очередной конторы, в которую я умудрился неосторожно приткнуться в очередной раз, оказался я в автобусном парке, где-то на задворках душного и пыльного нашего городишки.
   Неделю назад их дежурный электрик не смог расщепить в своём организме некачественный алкоголь и придумав себе крылья не хуже чем у глупого Икара, впрыгнул в вентиляционную дырочку трансформаторной подстанции.
   Прям на токоведущие шины.
   Вот.
   Диспетчером... или как там и тогда называлась эта должность, внезапно оказалась чумовая стерва со странным именем - Кира.
   Само собой, ноги от шеи.
   Брюнетка с отливом синевой.
   Грудь, правда, с кулачок... но, с вечно торчащими сквозь блузки и футболки сосками!
   А ещё, радужка глаз у неё была прям какого-то нереального цвета.
   Цвета фиолет.
   И голос.
   Такие, я вам скажу, низы!
   Стоит только это услышать, как желудок начинает поджимать вверх, а кровь прямым ходом от сердца, перераспределяться в низ...
   Да...
   По тем сумбурным временам, водилы менялись в автопарке часто.
   То, приходили, то увольнялись.
   Чуть ли не каждую неделю.
   Потерявшийся народ искал себя.
   Является новоиспечённый шофер на работу с утра... а тут - Кира!
   Ой!
   Кстати, меня, как работника с избытком свободного времени в рабочее время, начальство определило на дряхлый кожанный диванчик стоявший рядом со столом обворожительной диспетчерицы, для того, чтобы я всегда был под барской рукой - туда пойти, сюда принести, чай заварить, кого позвать, кого послать...
   Универсальный солдат, типа.
   Под строгим присмотром суровой секс-бомбы, двадцатидвухлетней Киры Владимировны!
   Когда кто-нибудь новенький, объявившийся в нашем  коллективе, обязательно делал попытку пригласить Кирку на свидание, она откидывалась на спинку стула... поправляла невидимую складочку на юбке... и грустно потупив глазки, очень ласково и очень разборчиво, произносила:
  Знаешь, димуля... Мне очень лестно твоё предложение.
  Но, у меня сейчас есть парень.
  Ему 18 лет... (тут она делала напряженную паузу... поднимала и вставляла свой фиолетовый взор прям в глаза напротив стоящему)
  Прикинь... у него 24 сантиметра.
  И он, как энерджайзер, не останавливается с вечера и до утра.
  И, кстати, димуль, метнулся бы ты в буфет и угостил бы даму шоколадкой для души.
  Сил уже нет никаких... а мне опять предстоит тяжёлая ночь...
  (тут генерировался такой томный вздох, что зуб даю, напротив стоящий был готов постыдно кончить!)
  Электрик, очнись, покажи красавчику, где у нас буфет!

  И всё это на таких бархатных низких обертонах!
  Поначалу от Киркиного голоса и меня пробивало на неуправляемую эрекцию... но, потом кое-как приноровился отвлекаться и не реагировать потому, как созерцать лица несостоявшихся трахальщиков, получивших отлуп, было ещё тем удовольствием!

  Какие дела у электрика в автобусном парке?
Лампочки на потолках, там, заменить перегоревшие.
Влезть без когтей на шершавый бетонный двадцатиметровый столб наружного освещения и поменять здоровенную дэрээлку.
А всё остальное время, я, то дрых как профессинальный пожарник, в кладовке на полосатом ватном  матрасе среди вёдер и швабр, то сидя на диванчике у стола Киры, чикал ножницами блескучие странички журнала "Огонёк".
Если пропитанные либеральным ядом и солженицынским бредом, лощённые страницы "Огонька" порезать на узкие полоски.
Смазать их клеем.
И скатать в тоненькие трубочки...
Высушить.
Продеть в эти разноцветные  штучки  шнурок метра два длиной.
Получившуюся весёленькую змейку закрепить на узенькую деревянную планочку, а к ней ещё штук тридцать-пятьдесят таких же змеек.
То получится такая замечательная и весело шуршащая оригинальная шторка.

А кто её аккуратно и красиво закрепит в дверном проёме между прихожкой и кухней в уютной Кириной квартирке?
О, да, конечно, только постоянный партнёр по шоколадным и кофейным излишествам в рабочее время - электрик автобусного парка!

Прикрепил.
Шторку.
Ага...
... ужас, ужас, ужас... наша развязная оригиналка Кира оказалась физиологической девочкой.
И... это... ещё и специалисткой по добыванию себе оргазмов исключительно экзотическим способом.
Ну, и, это самое... и  я в те времена не был лишён некоторой тяги к экспериментам...
И быстрой дрессируемостью, не обделён.
Чудны дела твои, Господи!

Потом меня уволили из автобусного парка по статье.
Не скажу, за что.

А сегодня, в шесть утра позвонило мерзкое, злопамятное трепло - второй по счёту муж Киры и потому и мой, как бы  знакомый, который и прогундел сквозь постукивание вставной челюсти, что мой номер он нашёл в телефонных контактах своей супруги и имеет сообщить, что вчера отпечалилось девять дней со дня кончины обладательницы глаз цвета фиолет.
Вот вам и отсутствие сна в руку.
Кира ушла.
Остановилось сердце.
Через мгновение после последнего в её жизни оргазма.


p.s. Спокойного сна, тебе, девочка!

Аристократка из помойки.

Нет, это что такое?



Что это мы крутим носом?
А?
Вчера, значит, от сыро-копчённой зернистой по 800 рублей за кг, мы не отказались...
Рвали и метали, аж за ушми трещало!
Я уж, грешным делом, заподозревал, что животное подавится на всю оставшуюся жизнь!
И ляжет грех на мою душу за погибель от удовольствия безгрешной животинки.
Нет.
Не подавилось серое недоразумение, ни коим образом.
Увидело меня сегодня, возвращающегося с упитанным пакетом из магазина и шустро так выпрыгнуло из мусорного контейнера.
И бежало, заполошное,  мне навстречу метров стопятьдесят с предвкушающим наслаждение мявом.
И, поди ты, какое разочарование!
"Какая обманчивая сволочь, этот лысый старикашка!"
Не...
Ну, я специально приобрёл приличный кусочек столь любимой российским народом печёночно-яичной колбаски.
И даже попросил приобретённое нарезать  красивыми кусочиками, продавщицу, сладострастно рассказавшую, как она любит это кушать по утрам... под кофе
Нёс, можно сказать, с любовью, под мелким бисером накрапывающего дождя...
И вот, зараза!
Откуда у серого чудовища такие аристократические замашки?
Или в мусорном контейнере можно раздобыть чего повкуснее и побезопаснее?


p.s. Через два часа вышел на балкон... вкусная яично-печёночная так и осталась сиротливо лежать на асфальте.
Под дождиком.

К инфе о эволюции пенсионного возраста.

Бросай курить, бухать, ебаться - начни спортом заниматься!
Назло Пенсионному фонду!

Разори его своим 110-ым Днём рождения!!!



Будущие пенсионеры, как вам мои 67?
Норм?
Пузо, правда, стало нарастать...  снаружи.
Ну, это сам виноват.
Не надо лениться почаще дружить с подружками!



p.s. Насчёт "ебаться", поправка для альтернативно слабых головой - не делайте этого с посторонними лицами без надёжных средств защиты... а лучше, вообще, не делайте этого с кем непопадя!
В остальных случаях, секс, занятие нужное, полезное и оздоравливающе-омолаживающее - если это делать регулярно и качественно.

Да и приятное, в общем-то дело...

С празником, россияне!

Какое это счастье, не быть обременённым женой и прочим, не бухать, быть сговорчивым с начальством за двойную оплату и потому - работать в праздники!
Голова не болит от вопросов про то, куда податься и как скоротать этот день.
Лежание у телевизора я исключаю потому, как это очень утомительно, вредно и пусто.
Ну, и преобразование пива в мочу и усиленное кормление унитаза, тоже не слишком располагают к необидному течению бытия.
И погода, тоже!
С утра было тихо, тепло, чудесно!
И надежда была, что так будет и на вторую половину циферблата - не сложилось.
Посмотрел с шестого этажа котельной на волнами выбегающий из леса, промоченный дождём народ, с шашлычными прутками наперевес... и решил, что дежурному электрику не достойно радоваться неудобствам других - не украинец же я, в конце концов!
Хоть и все мои предки выходцы из разогнанной Катькой, Запорожской Сечи.
Решил воплотить в приятное своё давнее намерение.
Достал из-под многолетних напластований всяких необходимых мелочей, так называемую Чудо-печку, ещё 1965 года рождения.




По рассказам бабушки, очевидца и участника, она воспользовалась как-то этой самой "печкой" один раз.
Чего-то там тушила.
Изысканное.
Овощное.
Неожиданно входившее тогда в местные кухонные моды.
Деду не понравилось... а кому понравится, если чоловик всю жизнь трескал такие борщи, чтобы ложка стоймя в них стояла.
А на втрое, чтобы - полкурицы с гречкой  или кусочек порося в ладонь размером и в три пальца толщиной, под макароны или перловку.
А чё... скудно, голодно жили советские людишки в советских деревнях.
Ни тебе мёртвого хаммона, ни вонючего сыра с плесенью.
Одни тоскливые, на мясном бульоне галушки... пампушки... утопленные в сметане вареники з сыром... кисель з вишнями без косточкив, такой, что хрен его вытащишь из стакана - только ложкой... та мэд в тазике, в который сунешь ломоть белого... и в рот... залив это першащее в горле безобразие ещё теплым молоком из-под коровы!
Эх, проклятый совок... слышишь ли ты мои муки!


Короче!
Вот, результат!




Получилось, что получилось.
Несчастная четвертушка проскользнула в меня, як в мартына мыло...
Дёрнулся я чёта в руке с ножиком, уступая вибрациям желудка, в расчёте откромсать ещё четвертинку... да, подумал вовремя, что не стоит.
Изопью-ка я кофэ  с устатку, вприкуску с конфеткой Коровка,  для успокоения разбушевавшегося аппетита...

В этой Чудо-печке состряпанной в прошлом веке советскими умельцами, пицца получилась толстая, влажная, но зараза - влёт съедаемая.
Да, какой - съедаемая!?
Проглатываемая!

Потаращился на неё с часок.
Мужественно подождал.
И что вы думаете?
Подсохла маленько... да и запахла призывно и маняще...

О, нямка!
Что там и через что держит путь в сердце мужчины?
Какая, нафиг, любовь!
Еда, сотворённая собственными ручками, вот наше счастье!
Уф!

А чуду поскребу попозже...
Вот, вздремну...

 

Распускание.

Как всегда, неожиданно, развернулись тюльпаны.
Ещё вчера это были тугие невзрачные остроконечники...
А сегодня... бац-бац!!!






А это... даже не знаю названия.


И спросить не у кого.
В дежурной смене сплошь горожане выросшие на асфальте.
Де ещё есть понаехавшие откуда-то из тайги...
Ну, и я, само собой, неосведомлённый в разновидностях цветочиков, пришелец с плато Устюрт.